Адвокатура – колокол добра

Корпорация — 4 апреля семен львович ария побывал в гостях у московского клуба адвокатов

Эта встреча, организованная при участии «Новой адвокатской газеты», открыла новый проект Московского клуба адвокатов, посвященный наиболее интересным и значимым в юридическом сообществе людям. И не случайно первым был приглашен Семен Львович Ария – человек, которого нередко называют, отвечая на вопрос о том, с кого следует брать пример новому поколению юристов.

Семен Львович, заслуживший репутацию не только безупречного профессионала, но и глубоко нравственного, принципиального человека, которого ничто не заставит добиваться цели бесчестным путем, принадлежит к числу наиболее уважаемых мэтров корпорации. Такие люди, как он, составляют цвет не только адвокатуры, но и всего нашего общества.

А фильм режиссера Александра Марутяна «Адвокат Ария», продемонстрированный во время встречи, – достойный рассказ о достойном человеке. Этот фильм участвовал в проведенном Федеральной палатой адвокатов РФ конкурсе «Право знать – 2021» и победил в номинации «За раскрытие нравственного потенциала адвокатской профессии».

В фильме нет ни пафоса, ни назидательности, ни стремления дать полную биографическую справку или перечень успешно проведенных дел. В нем портрет человека, избравшего профессиональный путь адвоката, создан на фоне исторических событий – по большей части трагических, – которые переживала наша страна в двадцатом веке.

О своем выборе профессии и о той роли, которую эта профессия играет в обществе, участникам встречи Семен Львович сказал так: «Недавно я выступал перед студентами юридической академии, и один из них спросил: “Зачем вообще адвокаты? Их же не слушают судьи!” Это вопрос тривиальный: и в прошедшие эпохи находились люди, которые задавали такие вопросы.

Я начал работать адвокатом в 1948 году, и у меня нет ощущения, что я прожил напрасно жизнь. Адвокатура социально востребована. Необходимость и полезность адвокатуры у меня лично сомнений не вызывала никогда, потому что я считаю, что миссия адвоката состоит не только в стремлении отстоять свою позицию, но и в том, чтобы служить опорой человеку, против которого ополчилось государство.

Но в еще большей степени, я считаю, адвокатура выполняет в обществе функцию, как я это называю, колокола добра. Наши речи, призывающие к милосердию, смягчению участи, произносятся в маленьких судебных залах, но этих залов – тысячи по стране. И когда эти речи с призывом к добру произносятся постоянно, они оказывают свое воздействие на нравственный климат в обществе».

Корр. «АГ»

Новая адвокатская газета № 8 (145)

Адрес и контакты редакции:
119002, г. Москва, пер. Сивцев Вражек, д. 43, 7 (495) 787-28-35, advgazeta@mail.ru

Правоприменительная практика арбитражных судов

ЗемнуховВ связи с увеличившимся в последнее время количеством исков о взыскании убытков, причиненных в результате принятия судом обеспечительных мер по заявлению лица, в удовлетворении исковых требований которого судом было отказано, для правоприменителей стал актуальным вопрос о толковании норм права, регулирующих данный вопрос.

В соответствии со ст. 98 АПК РФ ответчик и другие лица, чьи права и (или) законные интересы нарушены обеспечением иска, после вступления в законную силу судебного акта арбитражного суда об отказе в удовлетворении иска вправе требовать от лица, по заявлению которого были приняты обеспечительные меры, возмещения убытков в порядке и в размере, которые предусмотрены гражданским законодательством, или выплаты компенсации.

Указанная норма носит отсылочный характер, из чего следует, что право требования возмещения убытков возможно только при соблюдении порядка, установленного гражданским законодательством. В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

При этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Лицо, требующее возмещение ущерба, должно доказать наличие состава правонарушения, являющегося основанием для возникновения деликтной ответственности, а именно: факта причинения убытков, противоправности действий причинителя убытков, причинной связи между противоправными действиями и возникшими убытками, наличия и размера понесенных убытков.

Данный подход к определению условий (элементов) состава правонарушения, являющихся основанием для наступления ответственности, закреплен в судебной практике, в частности см. постановление Президиума ВАС РФ от 18 апреля 2000 г. № 8051/99. Недоказанность одного из необходимых условий возмещения убытков исключает возможность удовлетворения исковых требований.

В практике встречается достаточно много случаев, касающихся доказывания истцом таких элементов состава правонарушения, как причинно-следственная связь, наличие и размер убытков. Гораздо меньше внимания уделяется такому элементу, как противоправность.

Дмитрий ЗЕМНУХОВ,адвокат коллегии адвокатов «Регионсервис»

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 8 за 2021 г.

Предъявление обвинения лицам, имеющим особый уголовно-процессуальный статус

Хотя решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката должно было приниматься руководителем следственного органа Следственного комитета по субъекту РФ, полномочия руководителя следственного органа не предполагают производство им процессуальных и следственных действий без принятия уголовного дела к своему производству за единственным исключением, установленным п. 4 ч. 1 ст. 39 УПК РФ.

В главе 52 УПК РФ установлены нормы, закрепляющие особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц (депутатов, судей, высших должностных лиц государства, следователей, адвокатов, прокуроров, членов избирательных комиссий).

Предлагаем ознакомиться  Ст. 208 ТК РФ. Основания прекращения ученического договора

В 2021 г. автором осуществлялась защита в Алтайском краевом суде Б., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 290 (взятка) и ст. 303 (фальсификация доказательств) УК РФ.

Поскольку на момент инкриминируемых ему деяний обвиняемый являлся адвокатом, в отношении него применялся особый порядок производства по уголовному делу.

Проблемы регулирования критериев нравственности адвоката и пути развития адвокатуры

ЛибановаАдвокатура должна идти в своем развитии по пути сочетания права с нравственностью в рамках своего сообщества, воспитывая самих защитников-адвокатов, прививая им азы адвокатской этики путем закрепления регулирующих это норм в КПЭА, в целях поддержания профессиональной чести, развития традиций российской (присяжной) адвокатуры, осознавая нравственную ответственность адвокатуры перед обществом, требуя от государства обеспечения независимости.

Предложенное далее обоснование и исследование законодательного регулирования, в том числе международного, ответственности адвоката и государства позволяет обосновать предлагаемую автором формулировку п. 6 ст. 4 обсуждаемых всеми адвокатами изменений в КПЭА в редакции от 24 декабря 2021 г.:

«6. В тех случаях, когда вопросы профессиональной этики адвоката не урегулированы законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре или настоящим Кодексом, адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции, соответствующие общим принципам морали и нравственности в обществе, и несет за это ответственность в пределах выполнения адвокатских обязанностей, предусмотренных законом».

Юридически и практически важен критерий, определяющий сферу деятельности адвоката, в которой действует именно адвокатская мораль и нравственность, отличающаяся от признанной в обществе спецификой выполнения адвокатских обязанностей. Сведения, полученные адвокатом от доверителя, защищены законодательно понятием адвокатской тайны.

Вопросы обеспечения адвокатской тайны были предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, поддержавшего адвокатуру (определение КС РФ от 8 ноября 2005 г. № 439-О). Заявители в делах, касающихся адвокатской тайны, при обращении в ЕСПЧ, чаще всего ссылаются на ст.

Корпоративное регулирование нравственного поведенияОтстаивая тезис о необходимости корпоративного регулирования нравственности поведения адвоката в сфере его адвокатской деятельности, разграниченной с личной жизнью и иной деятельностью, предлагаю принять в качестве критерия выполнение адвокатских обязанностей, предусмотренных ст.

6, 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Надлежащее выполнение адвокатских обязанностей предполагает обеспечение адвокатом частного интереса, который может отличаться от интересов общества в целом.

Это условие выполнения адвокатских обязанностей требует различать нравственность, господствующую в обществе, и нравственность, за отсутствие которой может быть привлечен к ответственности именно адвокат, руководствующийся не личными интересами и выгодами, а интересами доверителя.

Адвокатская корпорация обеспечивает условия реализации адвокатом его адвокатской деятельности и несет ответственность перед обществом за нравственность каждого адвоката именно в пределах ее реализации. Следовательно, каждый адвокат может быть привлечен именно в рамках адвокатской деятельности к ответственности за несоблюдение норм нравственности и морали.

За нравственное поведение адвоката как человека в обычной жизни адвокатское сообщество не может быть в ответе перед обществом, поэтому не может привлечь адвоката к ответственности за развод и несоблюдение нравственности и верности в семейных отношениях, как это ранее делала КПСС.

Требование о нравственности адвоката отражено в международных стандартах и правилах профессии, содержащихся в Основных положениях о роли юристов, принятых в августе 1990 г. в Гаване VIII Конгрессом ООН по предупреждению преступлений. Согласно ст. 14 Основных положений адвокаты должны действовать свободно и настойчиво в соответствии с законом и признанными профессиональными стандартами и этическими нормами.

Уход от регулирования данного вопроса и исключение самих категорий «мораль» и «нравственность» из КПЭА приведет к урегулированию этой сферы отношений государством без учета специфики доверительных отношений между адвокатом и доверителем.

Мировое сообщество видит решение проблем по защите прав и свобод во взаимодействии с адвокатурой, в ее развитии, поддержке высоких профессиональных и моральных стандартов, а также в кооперировании с правительствами для эффективного использования профессиональных знаний и навыков адвокатов при обеспечении всех нуждающихся в квалифицированной юридической помощи.

Поэтому не только профессионализм, но и нравственность, воспринимаемая обществом как порядочность, является критерием для допуска в качестве представителя в ЕСПЧ, а критерий нравственности важен не только для развития адвокатуры, но и для получения статуса адвоката.

Нравственную ответственность можно определить как особый вид корпоративной ответственности адвоката за несоблюдение норм Кодекса профессиональной этики.

Ответственность и независимостьСама категория «нравственность адвоката» тесно связана с категориями «ответственность» и «независимость».

Становление и развитие адвокатуры как института гражданского общества, особенно на начальных этапах, невозможно без поддержки государства. Государство должно взять на себя ответственность за создание нормальных условий функционирования адвокатуры.

Обеспечение корпорацией ответственности адвоката перед доверителем и адвокатским сообществом рассматривается нами как способ обеспечения конституционно-правовых гарантий защиты профессиональных прав адвоката и конституционных прав человека.

Проблема обеспечения конституционных гарантий каждого включает обеспечение независимости адвоката как человека и его личную неприкосновенность при осуществлении профессиональной правозащитной деятельности.

Предлагаем ознакомиться  Оформление дачи в собственность в 2021 г. - набор инструкций

Независимость адвокатуры от суда была подтверждена определением Конституционного Суда РФ от 15 июля 2008 г. № 456-О-О, где указано, что частные определения и постановления суда в отношении действий адвоката в уголовном процессе, вынесенные на основании ст. 29 УПК РФ, требующие принятия к нему дисциплинарных мер, не являются обязательными для исполнения адвокатской палатой.

В соответствии с п. 12–14 Международных стандартов независимости юридической профессии должна гарантироваться независимость адвокатов при ведении дел лиц, лишенных свободы, с тем, чтобы обеспечить оказание им свободной, справедливой и конфиденциальной помощи, в том числе обеспечить право на посещение этих лиц (Вестник Гильдии российских адвокатов. 1999. № 12. С. 33).

Право на независимость – одна из ключевых характеристик профессии адвоката. В ее основе лежит нравственная свобода, высокий уровень общей и правовой культуры, большой профессиональный опыт.

Полагаем возможным определить независимость как состояние баланса между нравственными интересами государства, гражданина, суда и адвокатуры, соответствующими высшей конституционной ценности – обеспечению прав человека, позволяющее эффективно реализовать адвокатуре конституционные функции.

КПЭА как источник праваОказание квалифицированной юридической помощи возложено на адвокатов Конституцией, а профессионализм, определяемый дополнительно к данному конституционному критерию еще и критериями нравственного характера, – КПЭА.

Основанием для отнесения корпоративного акта – КПЭА к источникам права является именно закон об адвокатуре, содержащий обязанность адвоката соблюдать его.

Кодексы профессиональной этики представляют собой нечто промежуточное между нормами права и морали и объективно необходимы из-за увеличивающейся дистанции между ними. Принятый в 1956 г. Международный кодекс этики действует в редакции 1988 г. и направлен на выработку стандартов, применимых к юристам внутри границ различных государств, использование в случае взаимодействия юристов различных государств, а также при деятельности юристов одного государства в другом.

Нравственные кодексы адвокатской профессии разрабатывались во многих странах (в Польше – 1970 г., в Венгрии – 1972 г. в Литве – 1974 г. и др.). Адвокаты Западной Европы ориентированы на Общий кодекс правил для адвокатов стран европейского сообщества.

Светлана ЛИБАНОВА, адвокат АП Курганской области, к. ю. н., доцент кафедры государственного права Курганского государственного университета

Распоряжением правительства рф от 4 апреля 2021 г. № 517-р утверждена государственная программа рф «юстиция»

Программа, концепцию которой Минюст России подготовил в 2021 г. (см. «АГ» № 23 (112)), была рассмотрена и одобрена Правительством РФ на заседании 28 марта. Предусматривается поэтапное объединение адвокатуры и юридических консультантов на основе адвокатского статуса и постепенный переход к адвокатской монополии на судебное представительство.

Общая характеристика документаРазработчик и ответственный исполнитель Государственной программы «Юстиция» – Минюст России, соисполнители – ФСИН России и ФССП России.

Программа направлена на соблюдение прав и основных свобод человека и гражданина, повышение уровня защиты прав и законных интересов граждан и хозяйствующих субъектов, улучшение качества исполнения решений судов и актов иных органов.

В нее включены следующие подпрограммы: – «Обеспечение защиты публичных интересов, реализации прав граждан и организаций»;

– «Развитие судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции РФ»;

– «Регулирование государственной политики в сфере исполнения уголовных наказаний»;

– «Повышение качества принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц и обеспечение установленного порядка деятельности судов»;

– «Повышение эффективности государственного управления при реализации Государственной программы».

Предусматривается, что Программа будет осуществлена в один этап (в 2021–2020 гг.). Оценивать эффективность ее реализации Минюст России станет путем использования показателей результативности (целевых индикаторов), которые отражают выполнение мероприятий по ее направлениям.

Юридическая консультация онлайн

Я житель г. Москвы, но мне пришлось судиться в Областном суде г. Орел. Я сначала восстановил срок апелляции, а затем написал апелляционную жалобу, которая приводила к однозначному решению апелляционной инстанции в мою пользу. Но решилось не так, по разъяснению на основании того, что я документально не могу обжаловать дела времени когда еще не был рожден и все остальное в этом роде — при чтении ни одной ссылки на закон или опровержение хоть какого-нибудь из представленных мной документов

Я вчера 11.11 тут же написал 2 заявления — одно в квалификационную коллегию суда по поводу образованности судей, вторую — председателю суда — по поводу недоверия всему суду областному.

Проблема в том, что решение которое я обжаловал от 1997 часть решения 2007 — которое я тоже обжаловать должен 25.11. Но если первый суд принял так решение, то почему второй не примет такое же.

Что я могу еще сделать и каковы мои действия в суде 25.11 когда я заявлю о недоверии суду и что должен делать суд (будет суд или не будет, оставаться мне, уходить мне или вступать в процесс и документально требовать отмены решения)?

§

§

Пожалуйста и как это понимать и что нужно делать в данной ситуации? Правомерно это или неправомерно?

Судебный пристав-исполнитель подает заявление в суд о прекращении исполнительного производства, тем самым нарушая законные права и интересы взыскателя, т.к имеется постановление в порядке подчиненности о неправомерности приставов. Судебный пристав знает, о том, что у взыскателя другой адрес, по которому он проживает, а также телефон, но в заявлении указывает по исполнительному производству старый адрес, где был временно зарегистрирован взыскатель (закончен в 2021 г). Заявление было подано в суд 06.07.2021 г. Судья, который вел судебное разбирательство о истребовании из чужого незаконного владения

Предлагаем ознакомиться  "СФК 4702. Порядок организации и проведения совместных контрольных и экспертно-аналитических мероприятий Счетной палаты Российской Федерации и контрольно-счетных органов Российской Федерации"(утв. решением Коллегии Счетной палаты РФ, протокол от 07.07.2006 N 25К (492))

в июне месяце и который нарушил все нормы процессуального права, а это — не давал нам слово, затыкая нам рот, не принимал от нас доказательства и документы, зато с ответчиками улыбался. Увидев этот спектакль, мы заявили в суде о воспроизведении аудио записи, на что судья в оскорбительной форме заявил нам о вызове психиатра и одного из представителей удалил с зала заседания. Суд перенесли. Нами было написано заявление о выдаче копии судебного протокола, для того чтобы написать на него замечание, но нам его так не выдали. Приближался день заседания и нам было во всем отказано. В связи с этим Хаусом и у нас недоверии к суду, т.к Мы считаем, что судья лично или косвенно заинтересован в исходе дела, нами написана была частная жалоба и отвод судье на имя председателя суда, за недоверие суду (ответ мы так и не получили). 26.06.2021 г на судебное заседание, т.к мы не доверяем судье-мы не пришли, однако судья вынес решение против нас. Был подана апелляционная жалоба через суд первой инстанции, однако дело в край не поступало и вообще сделали так, что никаких записей, о том что мы подавали жалобу нет-все аннулировали. Вернемся к судебным приставам: заявление попадает к этому же судье (о заявление поданного в суд, мы ничего не знаем, нас не поставили в курс, т.к приставы заимели зуб на нас по жалобам.). Заседание назначено было на 14.07.2021 г и вынесено определение о прекращении исполнительного производства, дело № 13-38/2021. В определении сказано, что участники процесса извещены, однако это не так. Данное определение вступило в законную силу 01.07.2021 г-стоит печать. Далее самое интересное: Пристав выносит постановление о прекращении ИП 01.08.2021 г и это же самое заявление, поданное 06.07.2021, теперь находится у другого судьи дело № 13-39/2021, который 14.07.2021 г,отложил слушание, в связи с неявкой участников процесса и назначено на 22.08.2021 г, об этом я узнала случайно. Так как понимать, что по одному и тому же заявлению назначены 2 слушания на 14.07.2021 г, где один судья сразу выносит определение. А другой переносит? Нет ли здесь подтасовки? И для чего дело рассматривать два раза? Что делать нам в данной ситуации. Все сроки прошли. Если писать о восстановлении пропущенных сроков, судья к которому у нас недоверие, может не принять, то и опять пропадет и не будет никаких следов, о том, что мы что то подавали. Как нам быть и что делать в данной ситуации? Спасибо.

§

У меня произошла следующая ситуация. В нашем магазине произошла плановая инвентаризация, в итоге которой выявилась недостача. Недостача произошла не по вине коллектива (который несёт полную материальную ответственность), а работодатель стал настаивать на возмещении убытка. Но не это главное. Произошел конфликт, в ходе которого работодатель в устной форме выражает недоверие коллективу и изымает ключи от магазина. Отправляет коллектив домой и дает им день на раздумье (в устной форме). Магазин закрывает сам и ставит на охрану (магазин находится на охране). На следующий день открывает магазин со своим водителем (составлен акт комиссионного открытия). Коллектив отказался выходить на свое рабочее место (по трудовому договору рабочее место — непосредственно магазин) обосновывая свой невыход тем, что не может отвечать за сохранностьТМЦ, т.к. магазин открывался и закрывался не материально ответственными лицами. При этом, они написали объяснительные, почему они не выходят на своё рабочее место. Три дня коллектив ходил в администрацию, что бы решить проблему (каждый день писали объяснительные), но администрация ничего не решала. Администрация вынуждала о погашении убытка (незаконно). На четвертый день администрация увольняет весь

коллектив за прогулы по ст.81, п.6, п.а.

Кстати, УБЭП, позже подтвердила невиновность коллектива, но ведь администрация уволила не по недоверию, а за прогулы, которые коллектив совершил по их же вине. За время работы (3 года) ни у кого из коллектива (3 человека) прогулов не было.

Есть смысл побороться в суде?

Вопрос: Имел право работодатель забирать ключи и закрывать магазин без присутствия материально ответственных лиц? Являются прогулы коллектива вынужденными, т.к. непосредственно на рабочее место они выходить не хотели, т.к. произошло недоверие к работодателю (об этом зафиксировано в объяснительных). В администрацию, в эти дни коллектив приходил для решения вопроса (на все дни есть объяснительные), а вот от администрации ни каких письменных распоряжении в этот период, нет. Работодатель бездействовал, а коллектив вынужден был прогуливать.