Зарплаты клубов КХЛ в сезоне-2021/22, сколько получают хоккеисты Салавата Юлаева. Спорт-Экспресс

Продление основных защитников и новый бэкап

В оборонительной линии изменений вообще минимум. Покинул команду ветеран Алексей Семенов, который вошел в тренерский штаб «Спартака», да и белорус Евгений Лисовец не принял квалификационное предложение. Про Александра Алексеева же все и так понимали, что он в Уфе на сезон, — защитник вернулся в «Вашингтон».

Основной задачей для «Салавата» было продлить ключевых защитников — и на Григория Панина, и на Михаила Науменкова был спрос в лиге. Но уфимцам удалось удержать обоих. Как сообщал «Горобзор», Панин получит 35 млн за следующий сезон — это на 10 меньше, чем было в прошлом.

Усиление явно необходимо, даже если в команде останется Лисовец. Глубины оборонительной линии «Салавата» явно не хватает. Больше будет играть Мухамадуллин, может получить шанс 20-летний Елизаров, но для ротации как минимум один защитник точно пригодится. Был вариант с опытным Антоном Беловым, но до подписания контракта дело не дошло.

Зато у Метсолы появился новый бэкап. Даниила Тарасова, который вернулся в «Коламбус», заменит Александр Шарыченков, обменянный из ЦСКА. У габаритного вратаря не получилось закрепиться ни в «Динамо», ни в «Ак Барсе», ни в армейском клубе. Может, удастся в «Салавате»?

Почему мазепин?

«Хаас» объявил о подписании многолетнего контракта с Никитой Мазепиным. С одной стороны, эта новость не стала неожиданностью, так как слухи об этом появились еще после «Гран-при России». С другой же — большое количество фанатов остались недовольны столь рискованным шагом со стороны американского коллектива.

Избавившись от Магнуссена и Грожана, «Хаас» решил полностью обновить состав гонщиков и с подачи «Феррари» взял курс на молодых пилотов из «Формулы-2». Главными претендентами являлись гонщики академии «Скудерии» Мик Шумахер и Каллум Айлотт, которые на данный момент лидируют в «Ф-2».

Никита еще не потерял шансы на титул и идет третьим в чемпионате, но его в меньшей степени видели кандидатом на место в «Формуле-1». В итоге немаловажную роль в решении «Хааса» сыграла большая финансовая поддержка отца Мазепина — российского миллиардера.

«Хаас» появился в «Формуле-1» в 2021-м году, но поначалу команде пророчили статус явного аутсайдера. Новым коллективам всегда было сложно влиться в элиту автоспорта, поэтому неудивительно, что разные гоночные энтузиасты еще на начальных стадиях бросали идею присоединиться к «Ф-1».

«Хаас» же благодаря грамотной стратегии и сотрудничеству с «Феррари» не затерялся среди таких гигантов, как «Макларен», «Рено» и «Заубер». Однако нынешний кризисный год сильно ударил по амбициям американской команды, которая и вовсе могла покинуть «Формулу-1». «Хаасу» в срочном порядке нужны были деньги, и в лице Мазепина команда приобрела отличные перспективы на будущее.

Тем не менее не стоит сразу называть Никиту «рента-драйвером». Без денег Мазепину действительно было бы тяжело попасть в «Формулу-1», но благодаря прорывному нынешнему сезону в молодежной серии россиянин доказал, что является пилотом высшего класса. Две победы и частые подиумы — отличный аргумент в споре с хейтерами россиянина.

Почему шведов не удивляет прорыв собственной биатлонистки?

Ну а по Сориной неужели все по делу? Давайте сравним. Например, на недавнем этапе Кубка мира по биатлону зажигала шведская биатлонистка Йоханна Скоттхейм. Она была третьей и четвертой в личных гонках, а в общем зачете Кубка мира сейчас вообще идет второй.

Почему, интересно, прорыв своей биатлонистки никого не удивляет? Она ведь тоже спрогрессировала в условиях несовершенного допинг-тестирования и в смутные времена пандемии. Международный союз биатлонистов — точно так же, как РУСАДА — на пике коронавируса притормозил свое внесоревновательное тестирование. Но почему-то Expressen пишет о Скоттхейм исключительно в восторженных тонах, без тени подозрений

А ведь Сорина, как она недавно заявила в интервью «СЭ», вплоть до последних недель кормила ребенка грудью. А тренирует ее, напомним, собственный супруг. И Егор Сорин — не просто никому не известный специалист, он давно в сборной России и в прошлом работал с олимпийским чемпионом Александром Легковым.

«хаас» сильно отличается от других команд

— Вы наверняка в курсе, что стали героем мемов и шуток, иногда это весьма черный и хейтерский юмор. Есть ли у вас этому объяснение, смеетесь над этим или, наоборот, стараетесь избегать такого контента?

— Я искренне считаю, что у меня все хорошо с самоиронией, если какие-то картинки правда смешные, никогда не останусь в стороне и лично над ними посмеюсь. В любом известном виде спорта и любой индустрии, привлекающей внимания публики, неизбежны шутки.

— Насколько было легко принять решение команды не дорабатывать машину по ходу сезона-2021?

— Принять было не так уж и трудно, потому что переход в «Формулу-1» был для меня некоей мечтой, которая присутствовала в моей голове много лет. И когда меня подписали, я был настолько рад достигнутому, что не совсем осознавал ситуацию. Но по своей методологии «Хаас» сильно отличается от многих команд, они — новая команда, которая старается достичь очень высоких результатов.

Чтобы подняться на пятое-шестое место в Кубке конструкторов, надо полностью менять стратегию, которой действуют соперники, только так. Полный отказ от доработки машины поможет нам вдвойне отыграть у наших соперников, надеюсь, эта стратегия сработает.

— Вы нормально справились со своими задачами на сложных городских трассах в Монако и Баку, значит ли это, что в работе с этой машиной и с этой резиной произошел прорыв и начиная с «Поль-Рикара» вам станет чуть легче, а ошибок станет меньше?

— Не совсем уверен, что можно сделать такое заявление. Причины моих трудностей на первых «Гран-при» были связаны не только с моей неопытностью, но и с внешними факторами, которые работали не так, как мы ожидали и хотели, то есть с самой машиной.

К сожалению, по определенным причинам некоторые из этих факторов вернутся после Баку. Посмотрим, исправилось ли все или нет. Но для меня эта часть сезона из европейских гонок — это трассы, которые я знаю, где я безусловно разбираюсь в траекториях, торможениях, тут, наверное, должно быть попроще. Более детально и четко я смогу ответить после первых тренировок в пятницу.

Надеюсь, до того, что я опущу голову, не дойдет

— Шлем — одна из немногих вещей, которые гонщик выбирает сам. Как часто его меняете и почему? Кто платит за покраску?

— Я всегда был сторонником того, чтобы самому как разрабатывать дизайн шлема, так и контролировать весь процесс. Не прибегал к услугам команды или помощника. Но в «Формуле-1» значительно вырос объем работы. Как вы могли заметить, я практически не обновлял шлема с начала сезона — нет времени этим заниматься.

На данной фазе моей карьеры важно сосредоточиться на других вещах. Насколько я знаю, гонщик всегда сам платит за покраску, по крайней мере могу сказать за себя. Это его личная инициатива. Мне было важно в последние 7-8 моих выступлений сохранить необычный дизайн, чтобы людям было легче меня отличить.

— Ромен Грожан, который был пилотом «Хаас» в прошлом сезоне, говорил, что у болида есть проблемы с подвеской, связанные с постоянным изменением дорожного просвета. Вытожеговорили о проблемах с машиной. Остались ли она или есть некая новая?

— Я пока не сталкивался с проблемами с подвеской. Очень надеюсь, что они не придут ко мне в этом сезоне. А инциденты, которые с нами случаются, связаны с другими вещами.

— Недавно гоночный инженер «Хаас» Аяо Комацу признался, что у него нет уверенности, что команда сможет вернуться в группу середняков в следующем сезоне. Насколько будет сильным удар по мотивации, если «Хаас» останется аутсайдером?

— Японцы всегда отличаются своей искренностью. Я это очень ценю в работе с ним. Другие в интервью могут приукрасить картинку, но не он. Правда в том, что ни у кого нет уверенности, что все будет работать так, как бы мы хотели. И эти сомнения будут продолжаться до того, как спустят машину на первые предсезонные тесты, или даже до первой гонки в чемпионате-2022.

Безусловно, меня очень сильно расстроит такое положение дел. Мы бросили все свои финансовые и физические силы на то, чтобы следующий сезон был одним из лучших в истории команды. Но как вы знаете, в гонках очень много что идет не по плану. И часть работы гонщика — не опускать голову и двигаться вперед. Я надеюсь, что до этого не дойдет.

В олимпийском сезоне не экспериментируют

— Были ли какие-то сложности при постановке программ в прошлом межсезонье? Многие пытались работать онлайн.

— Как раз пандемия показала, что хореографы могут делать программы и онлайн. Если раньше о таком вообще никто не мог подумать, то сейчас открылось новое направление. У онлайн-постановки своя тяжесть. Я работаю так, что мы не в прямом эфире что-то с фигуристом делаем. Не так удобно снимать — кто-то же должен делать с разных ракурсов.

Я придумываю и записываю кусками. Отправляю, человек учит и отправляет свое видео обратно. Дальше уже вместе смотрим, что хорошо ложится. Здесь как раз большая сложность, когда ты ставишь программы, а человек не рядом. Получается, что ты не до конца знаешь, что он может, и очень сложно, потому что обычно ты смотришь на него, как он делает тот или иной жест.

Когда я делаю это сам, то не могу остановиться на каком-то выборе — можно так, а можно и по-другому. Выбрать из того, что у тебя есть в голове, когда ты сам делаешь, проблематично, для меня это самое сложное. Это занимает большую часть времени при постановке онлайн. Записываю в нормальной скорости, потом делаю запись, где все медленно.

— Стало ли к вам обращаться больше фигуристов из-за того, что не было возможности обратиться к зарубежным хореографам?

— Здесь больше повлияло то, что Лиза Туктамышева показала мою короткую. Эта работа дала людям понимание, что я могу делать. До этого, мне кажется, мало кто знал, где и чьи работы, в принципе, были. Я даже разговаривал с Лешей Ягудиным — он в 50 процентах не был в курсе, что я делал те или иные программы.

— Следующий сезон — олимпийский. Есть ли какие-то отличия программ для этого сезона от обычных?

— Самое главное — уже мало кто экспериментирует. По крайней мере, из тех людей, кто идет за медалями. Здесь начинается сложность в том, что это должна быть какая-то очень пронзительная, интересная и цепляющая музыка. Поэтому на олимпийские годы берут достаточно известные вещи.

Предлагаем ознакомиться  Форма: Договор купли-продажи собак(и) для нужд таможенных органов - скачать шаблон (образец) текста бесплатно

— С парниками работаете?

— Да, второй год продолжаю работать на катке Нины Михайловны Мозер. В том году поставил программы для Анастасии Мухортовой/Дмитрия Евгеньева. В прошлом и в этом сезоне — для Карины Акоповой/Никиты Рахманина. В группе Василия Великова тоже работал в этом году.

— В чем разница между работой с одиночниками и парниками?

— С парами сложнее, мне точно, потому что я познавал все тонкости парного катания и танцев в спектаклях, когда я работал с Петром Чернышевым. Там я катался и узнавал новое, опять же благодаря Пете, он мне показывал много интересного, поэтому я смог начать работать с парниками.

Сложнее то, что там можно больше выдумать, найти самое-самое. Здесь два человека, можно найти какие-то более обширные истории, чего нельзя сделать с одиночниками. Это открывает новые идеи. Но на это все тратится гораздо больше часов, потому что фигуристы могут еще и ссориться, доказывать что-то друг другу. Это более длительный процесс, но интересный.

В россии много внимания и финансов в бадминтоне

— Кого вы видите своим главным конкурентом перед Токио? Это традиционно китайцы, японцы и корейцы?

— Всегда почти все азиаты — это и китайцы, и японцы, и корейцы. Хороши индонезийцы, первая ракетка мира сейчас из Тайваня, одна из самых талантливых одиночниц, что я видела. Вытворяет невероятные вещи на площадке.

— Реально бороться с китайцами?

— Я думаю, что реально бороться вообще со всеми, было бы желание и упорство. Нет ничего невозможного, многие европейские ребята это доказывают, наши в том числе. Так что все реально.

— Есть шансы, что в России когда-нибудь бадминтон будет также востребован, как в Дании и Азии?

— Сейчас в России довольно-таки много финансов в бадминтоне, много внимания. В Татарстане так вообще не жалеют ничего, чтобы мы могли спокойно тренироваться и показывать отличные результаты: и сборы, и тренировочные комплексы, и для детей спортивные школы с инвентарем.

Дальше нужно не останавливаться на достигнутом и дальше заниматься популяризацией бадминтона, искать заинтересованных людей, воспитывать хороших тренеров, чтобы как можно больше детей занималось. У датчан и азиатов огромная скамейка запасных, есть из кого выбирать.

В конкуренции рождаются сильнейшие. У наших молодых ребят тоже есть потенциал, им интересно развиваться, они стремятся быть лучше, быть первыми. Нужно им помочь, чтобы в дальнейшем их поддерживали родители, федерации, возможно, спонсоры. Важно, чтобы таланты не терялись по дороге к большому спорту.

Йохауг простила шведского журналиста

Автор материала про Сорину Людвиг Хольмберг — известный борец с допингом. Справедливости ради: он нападал не только на россиян, но и, например, на норвежку Терезу Йохауг. Когда ту дисквалифицировали всего на 18 месяцев за применение запрещенного стероида, Хольмберг возмутился столь лояльной санкцией. И поплатился — ему тут же стали приходить в личку угрозы от норвежских болельщиков.

— Мне говорили никогда больше не приезжать в Норвегию, иначе на меня нападут, — рассказывал Хольмберг. — Но, честно говоря, я уже привык к угрозам. Не думаю, что это очень серьезно. Похоже, норвежцев очень раздражает, что у кого-то может быть другая позиция по отношению к Терезе.

Кстати, Хольмберг был прав. Сейчас он спокойно путешествует по Норвегии и даже брал интервью у Йохауг, которая, похоже, не затаила на него обиды. Возможно, потому, что Людвиг — не просто один из корреспондентов, а практически свой человек в скандинавской лыжной семье. Он помолвлен с Юлией Сван, дочерью легенды сборной Швеции Гунде Свана. Юлия тоже работает лыжным экспертом в Expressen.

Как это воспринимают игроки

В заявке на сезон у фарм-клубов должно находиться не более 40 хоккеистов, у остальных команд – не более 30 хоккеистов плюс до 10 с двусторонними контрактами. Предполагается, что в заявку можно будет включить не более 10 хоккеистов возрастом 29 лет и старше.

Сами хоккеисты, играющие в ВХЛ, довольны не всем. Один из них анонимно рассказал корреспонденту «Матч ТВ» о том, как обстоят дела в клубах лиги.

– Вот пишут: «Клубы КХЛ должны до 15 июня рассчитаться по долгам за прошлый сезон, иначе грозят не допустить до чемпионата». Прекрасно. А высшую лигу-то никто так не контролирует. В ВХЛ самое главное – набрать нужное количество команд. В прошлом году «Звезда-ВДВ» была для количества – ничего не заплатила ни одному игроку и снялась.

В этом году всего три-четыре команды заплатили игрокам обещанные премиальные. А большинство команд не видели не то что премий – зарплат ждут. Приходится в профсоюз подавать, в инспекции, в прокуратуру. Можно что-то решить, если не допускать клубы с серьезной задолженностью.

Но это повлияет на количество команд. А так – есть клубы, которые кинули кого-то и продолжают играть. Наверное, нет такого хоккеиста по высшей лиге, которого где-нибудь не кинули. Я общаюсь с ребятами за 30, которые после КХЛ в высшую лигу приходят.

Они почему надолго не задерживаются: говорят, что поиграли бы сезон-два, но уже устали от этих разбирательств, от необходимости выбивать деньги, на которые ты договорился перед сезоном. Я в чем-то понимаю руководство лиги: им главное, чтобы клуб оставался, пусть даже с долгами, поэтому на какие-то нарушения могли закрывать глаза. Но у половины клубов репутация ненадежных.

Клубам ВХЛ выгодно было держать у себя в составе хоккеистов на двусторонних контрактах: зарплату ведь им платит клуб КХЛ, расходов тут никаких. А теперь их могут забирать в любой момент – конечно, можно понять недовольство. Реформа невыгодна клубам, которые всю жизнь в высшей лиге играют.

Сейчас вроде еще сделают лимит: максимум 10 человек в команде после 27 лет (по нашей информации, после 29 лет – «Матч ТВ»). ВХЛ сейчас только на молодежь нацелена. А судьба игроков среднего возраста, такое чувство, просто уже никого не волнует.

– Сколько в среднем платят по высшей лиге?

– Если раньше игрок уровнем «около КХЛ» мог заработать в высшей лиге 250-300 тысяч рублей в месяц, то сейчас зарплаты упали. Тот же «Торос», где максимальная зарплата была 300 тысяч, говорят, опустил потолок до 200. Игрокам в возрасте в благополучных клубах дают обычно 120-130 тысяч «грязными».

Есть повышенные ставки в каждой команде, но их две-три. По большому счету нигде нет нормальных зарплат, где-то вообще за 50 тысяч играют, где-то за 90. Раньше это еще премиями компенсировалось: от 10 до 20 тысяч за победу, но сейчас на всю лигу три-четыре клуба, которые полностью рассчитались по премиям за весь сезон. И когда подписываешь контракт, на премиальные лучше сразу не рассчитывать.

В этом году премии давали вроде бы только в Орске, «Торосе» и еще где-то. «Сарыарка», парни рассказывают, снизила премиальные: говорили про одну сумму, а давали другую. В «Спутнике», например, дали премию перед плей-офф в феврале, а игрокам сказали, что долги будут возвращать в обратном порядке: то есть выдали за февраль, теперь отдадут за январь, потом декабрь, ну и так далее.

Во многих клубах задержки зарплаты: где-то за апрель не заплатили, где-то еще за март долги. И все закрывают глаза, нигде это не описывается, потому что ну кому высшая лига интересна? Третьяк, что ли, будет во все это вникать и вступаться за хоккеистов?

Текст: Александр Лютиков, Никита Кротов

Катание девочек на чемпионате россии — фурор

— Каким получился прошедший сезон?

— Мне кажется, для всех этот сезон получился насыщенным, запоминающимся и необычным из-за новых правил в подготовке и ограничений на соревнованиях, отсутствия болельщиков на трибунах. Яркие впечатления остались после впервые проведенного Кубка Первого канала.

— Волнительно ли было то, что ваша программа для Елизаветы показывается всему миру?

— Нет, в плане этого я не переживал. Только за выполнение программы, за то, чтобы Лиза справилась со всеми поставленными задачами, что она сделала очень здорово. Поэтому это больше не переживание, а радость.

— Программа была поставлена в середине сезона. После она как-то дорабатывалась?

— Мы поставили ее в декабре, и Лиза накатывала ее несколько месяцев. Перед чемпионатом мира мы подшлифовали проблемные места, чтобы все было удобно и красиво.

— Как прошла постановка произвольной программы для Лизы для нового сезона?

— Хорошо. Ставили достаточно продолжительно и продуктивно. Самое главное — что у нас было на это время. Часто бывает, что его не хватает. В данном случае у нас получилось что с Лизой, что с Мишей Колядой, что с Женей Семененко — было у меня три основных спортсмена из группы Алексея Николаевича Мишина.

Лиза и Миша — произвольная, Женя — обе программы. Я уже два раза к ним ездил — первый ставили в мае. Недавно они приезжали в Кисловодск, мы с ними как раз подытожили эту работу. Дальше уже после открытых прокатов будем что-то корректировать, если надо будет.

— Есть отличия в постановке программ для более и менее опытных спортсменов?

— Многое зависит от способностей. Опытные умеют больше всего, для таких фигуристов и программа составляется дольше, потому что у них и возможностей больше. В каждый момент времени можно показывать им разные комбинации — это и занимает время. А когда у фигуристов маленький арсенал, то с ними быстрее. Ты понимаешь, что они могут сделать, и делаешь из того, что есть.

— Быстрее равно проще?

— Нет. Иногда получается быстрее только потому, что ты понимаешь все возможности этого фигуриста. Если вы верно выбрали идею, которая ему подходит, то и программа ложится быстрее — он все лучше схватывает. Хореографы не делают меньше, также вкладывают максимум.

Предлагаем ознакомиться  Весёлая инструкция по охране труда при работе в офисе

— Сколько нужно времени, чтобы поставить программу?

— На короткую программу для фигуриста старше 12 лет уходит примерно 3-5 часов. Речь не про тех, кто представляет сборные стран. На произвольную программу — 5-7 часов. Но все индивидуально: кто-то запоминает быстрее — значит, нужно меньше часов, кому-то требуется больше времени… К ребятам из сборных уже больше внимания со всех сторон, поэтому с ними работа гораздо дольше по времени.

— А чтобы полностью накатать постановку?

— Очень многие фигуристы в течение сезона делают какие-то правки — иногда меняются элементы, переставляются местами. Над программой работают в течение всего сезона. Но, грубо говоря, финальный вариант получается к чемпионату России. Тогда они уже устаканены, на Европе и мире мало что меняют.

Лучше провести олимпиаду хотя бы так, чем совсем никак

— Если не ошибаюсь, ваши родители — врачи. Они столкнулись с пандемией?

— Да, у меня семья медиков. Младшая сестра даже работала в красной ковидной зоне, отец тоже. Они в Челябинске, помогают городу справиться с эпидемией. Мама тоже врач, но она сейчас со мной в Казани и не работает. Точнее, работает моим личным врачом, я бы так сказала.

Полностью отвечает за мое восстановление и здоровье. Плюс, как я уже говорила, так как строю дом, она наблюдает за всем, что там происходит. Короче говоря, делает все, что в ее силах, чтобы мне было легче и я могла сконцентрироваться только на спорте.

— Как вы думаете, насколько ситуация в стране и мире сейчас серьезная? В плане распространения коронавируса.

— Я думаю, что все, конечно, серьезно, но не стоит поддаваться панике. Нужно просто принять тот факт, что мы живем на данный момент в таких реалиях. Ничего, справимся.

— Переживаете за свое здоровье? Планируете вакцинироваться либо избегать людных мест?

— Я прививку поставила еще в конце марта, и изначально у меня не было ни страха, ни истерик, что вот я где-то могу заразиться. Думаю, тут тоже очень сильно влияют мои родители, они мне четко объяснили, как себя нужно вести и что делать, что никакой паники поднимать не нужно. Я всегда была уверена, что два родных человека точно справятся с моим лечением и мне помогут.

— Перед Играми в Токио японцы вводят много ограничений. Как вы к ним относитесь и стоит ли проводить в таком формате Игры?

— Я считаю, что японцы имеют право вводить такие ограничения, раз уж Игры проводят на их территории. И, конечно, я всем рекомендую соблюдать правила в чужой стране, в которую играть приехали. И да, считаю, что Игры проводить нужно. Вообще это даже странный вопрос.

Вот вы же любите свою работу? А вот теперь представьте, что вас ее лишают. Не очень приятно, наверное? Вот и мы свою любим. Я каждый раз повторяю, как мне в жизни повезло найти то, что я люблю, и еще называть это своей работой. Так что уж лучше так, чем совсем никак, а ко всем ограничениям, тестам, слежкам и всему остальному привыкаешь.

Мазепин против шумахера

Пусть официального объявления еще не было, все идет к тому, что вторым пилотом «Хааса» станет Мик Шумахер. Противостояние дерзкого россиянина с любимчиком всех фанатов станет настоящим украшением следующего сезона. Обычно Мику требуется много времени на адаптацию в новой серии, поэтому для Мазепина это хороший шанс заявить о себе.

Никите предстоит бороться не только на трассе, но и вне гоночного трека. Постоянное давление со стороны медиа и фанатов не остановят молодого россиянина, который уже не раз демонстрировал свой агрессивный характер. Благодаря появлению денег и большему сотрудничеству с «Феррари» «Хаас» не должен будет прозябать на дне турнирной таблицы в следующем году, что сделает дебют россиянина еще интереснее.

Хочется верить, что четвертый российский заход в «Формулу-1» окажется успешным и Никита Мазепин своим талантом быстро заставит всех забыть слово «рента-драйвер». А пока в эти выходные Мазепина ожидает главное сражение в карьере — за титул в «Формуле-2».

Мне жалко осаку

— Внезапный вопрос: журналистов любите?

— Нет.

— Спасибо за честность. А почему?

— Просто я из таких людей, которым не нравится рассказывать о себе все. Мне проще держать в себе, не делиться со всеми планами. При этом по характеру я такой человек, что если я общаюсь, то не хочу отвечать банальные «да», «нет». Кому это нужно? Раз уж начали, хочется вести нормальную беседу.

В основном дело в этом. Ну и бывают сюрпризы с заголовками. Без контекста некоторые отдельно вынесенные фразы звучат так, что за голову хочется схватиться.

— Я к чему начал: одно из главных событий «Ролан Гаррос» — бунт Наоми Осаки. Она наотрез не хочет участвовать в прессухах и даже снялась со всех турниров до Олимпиады. Вы скорее на ее стороне?

— 50 на 50. Я не люблю журналистов, но понимаю, что это часть нашей работы и без этого ну никуда. Всегда можно найти время, собраться с мыслями — и дать интервью. Тебя никто не заставляет раскрывать душу, можно отвечать коротко и односложно, уходить от неприятных тем.

Вместе с тем мне жалко Наоми, если она сейчас действительно пребывает в таком депрессивном состоянии, что ее даже пресс-конференции выводят из себя. Могу только пожалеть ее и никому такого не желаю. Сама пару лет назад сталкивалась с похожей ситуацией.

— Как выходили из этого?

— Время. А начала с самоизоляции. Уехала на отдых и неделю была абсолютно одна. Мне нужно было разобраться с собой. Я поняла, что если ни спорт, ни друзья, ни личная жизнь не в радость, то проблема не в окружающем мире, а во мне. Если ты сам себя не можешь занять и тебе с собой некомфортно — вряд ли кто-то поможет.

— В какой момент поняли, что все нормально?

— Когда в один из дней проснулась — и осознала, что улыбаюсь. Просто улыбаюсь, потому что у меня было хорошее настроение. Сразу появились энергия, какие-то идеи, планы. Я стала живой.

— За две недели до «Ролан Гаррос» вы начали работать с психологом. Это связано чисто с игровыми моментами или с отношением к жизни в целом?

— Я начала работать со спортивным психологом. Мы говорим только про теннис. Игра у меня постоянно неплохая, но вот поставленные задачи решаю не всегда. Часто не хватает каких-то мелочей. И я сказала себе, что хочу быть дисциплинированной как на корте, так и вне его.

На олимпиаде нет денег и очков, но я буду представлять россию с большим удовольствием

— Остался месяц до Токио. Хорошо помню, как Елена Дементьева перед Пекином-2008 четко обозначала, что «Большой шлем» — это хорошо, но главная цель на год для нее — именно Олимпийские игры.

— Для меня Олимпиада — тоже отдельное событие. Я с детства не отрываясь следила за всем, что происходило на Играх. Плюс у меня вся семья — родители, бабушка и дедушка — спортсмены. И понятно, что во мне всегда культивировалось особое отношение к этому турниру.

— Вот только есть ощущение, что из-за всех ограничений Игры в Токио будут похожи на тюрьму.

— Пока даже думать об этом не хочется. У меня много энтузиазма относительно Олимпиады. Я была в Рио и помню, как там было классно. Все спортсмены в одной деревне — это самый кайф. Такая энергетика! Если мы все будем изолированы по номерам, то все эмоции и смысл пропадут. Но пока я не забиваю этим голову.

— Вы упомянули, что многие иностранцы сомнительно относятся к Олимпиаде. С Токио уже снялись Надаль, Тим, Рууд, и есть ощущение, что на этом дело не закончится. Причины понятны: там нет призовых и рейтинга. Но почему российским теннисистам, даже если они растут в Европе, Игры интересны всегда?

— Я не могу обвинять игроков, которые не едут туда. Но у нас в этом плане действительно разная ментальность. Для них без призовых и очков Олимпиада представляется странным и непонятным турниром. Медаль сама по себе ничего не дает. Плюс ее еще завоевать надо.

У нас же, у русских, вопрос по участию в Олимпиаде вообще не стоит. Представлять страну на таком турнире — это очень круто и почетно. И я буду делать это с большим удовольствием.

Не хочу выстреливать раз в год, а остальное время быть туристом

— Долгое время номером один в России была Шарапова, но теперь первая ракетка страны — вы. Насколько это значимый момент? Мечтали о таком, когда в Самаре на видеомагнитофоне пересматривали Уимблдон-98?

— Вот цели стать номер один именно в России у меня никогда не было. Я хотела быть лучшей в мире. И хочу. При этом понимаю, что и мое нынешнее положение накладывает большую ответственность. И что лучшей быть первой ракеткой страны, чем десятой.

— В последние пару лет на любом теннисном сайте болельщики недоумевают. Говорят, что женский теннис сейчас — рулетка. Выиграть может любая.

— В принципе, так и есть. Но лично меня это не сильно волнует. Сейчас и в мужском теннисе не все так стабильно. Есть большая тройка, но реально стальной — только Джокович. Надаль и Федерер до сих пор очень крутые, но у них все больше травм. Хотя у нас, конечно, размах пошире.

— Насколько принципиально вытянуть счастливый билет на предстоящем Уимблдоне и еще раз обозначить свои амбиции после Парижа?

— Мне очень хочется стабилизировать такие результаты. В Мадриде был полуфинал в паре и одиночке, потом финал «Ролан Гаррос». Я хочу держать уровень, а не выстреливать раз в год и все остальное время быть туристом. Надеюсь, в Лондоне обойдется без травм.

— Как раз хотел уточнить про это. Вы брали медицинский тайм-аут в финале в Париже и потом признавались, что в полную силу отыграть концовку турнира здоровье не позволило. Как дела сейчас?

— Я получила травму абдоминальной мышцы и какое-то время перед Парижем не могла даже подавать. Вообще. Поэтому подготовка перед «Ролан Гаррос» была скомканной. Летела туда с большими сомнениями, но в итоге предложила брату попробовать один-два матча, а там смотреть по ситуации.

Плюс к этому у меня невылеченное колено. Для восстановления нужно длительное время без нагрузки, но пока найти его просто нереально. В итоге боль плавает: то нормально, то совсем плохо. Первые три матча в Париже в этом плане дались очень тяжело, играла на обезболивающих.

Обмен

«Барыс» приобрел вратаря Никиту Бояркина из «Сарыарки». Участник последнего чемпионата мира будет бороться с Йони Ортио за место в составе, получать необходимый опыт, чтобы на следующем ЧМ помочь команде сохранить место в группе сильнейших. Бояркину 22 года, в этом сезоне он попал в тройку лучших хоккеистов страны, где были два представителя КХЛ — Роман Старченко и Никита Михайлис.

Предлагаем ознакомиться  Правила уничтожения документов

Организаторы голосования оценили игру голкипера на чемпионате мира в Риге. Напомним, что казахстанцев подвел Хенрик Карлссон, отказавшись от выступления в Латвии из-за того, что его не устроило новое контрактное предложение «Барыса». Он поступил плохо, но когда раздаешь паспорта непонятно кому, то нужно быть готовым к подобной ситуации.

Бояркин получил свой шанс и воспользовался им. Если поначалу Никита и волновался, то быстро пришел в себя. Именно он стал главным героем победных матчей над США и Финляндией, волнение не помешало здорово отработать на буллитах во встрече с Латвией. Казахстан едва не попал в плей-офф (вместо Канады), поражение от Норвегии было не вратарским, так что Никита заслужил лестные слова.

Новичок «Барыса» — чемпион ВХЛ, правда, в сезоне-2021/19 провел только один матч в плей-офф за «Сарыарку». Нехватка опыта — главная проблема. Сверкнуть на чемпионате мира может любой, но стать вратарем уровня КХЛ гораздо тяжелей, а Бояркин до этого момента метался между высшей лигой и чемпионатом Казахстана.

Окон остается в «альпин»

Слухи о скором обмене пилотов между «Мерседесом» и «Уильямсом» возобновились после неожиданного объявления в «Альпин». Француз Эстебан Окон, который проводит сильный старт сезона и переигрывает Алонсо, продлил контракт перед домашним этапом. Новое соглашение рассчитано до конца 2024 года, что испортило планы многим молодым пилотам.

Уже понятно, что в межсезонье не будет много кадровых перестановок, так как большинство мест уже известны. Для Эстебана подписание долгосрочного контракта является успехом, а на «Поль Рикаре» Окон постарается показать, почему он заслуживает места в «Альпин».

Этап во Франции станет домашним и для Пьера Гасли, который проводит новый яркий сезон. Контракт «Альпин» с Оконом практически приговорил пилота «Альфа Таури» остаться в системе «Ред Булла», так как других перспективных вариантов у Гасли нет. Пьер не перестает удивлять своим уровнем пилотажа, что подтвердилось на «Гран-при Азербайджана», где Гасли удалось завоевать подиум.

Формула-1.Гран-при ФранцииРасписание уик-энда18 июня, пятница12.30 Первая тренировка16.00 Вторая тренировка19 июня, суббота13.

00 Третья тренировка16.00 Квалификация20 июня, воскресенье16.00 ГонкаАвтодром «Поль Рикар»Длина круга — 5,842 кмКоличество кругов — 53Дистанция гонки — 309,69 км

Осталась бы в россии — пошла в фигурное катание

Поначалу она и выступала за Италию. Как только в 2021-м (тогда ей было 15 лет) начались первые серьезные международные турниры, она выбрала именно европейское гражданство. На самом деле это было даже правильно и логично. Все-таки итальянцы вкладывались в развитие Самсоновой, помогали ей, а сама Людмила в России только родилась, и, хоть и была воспитана в русской семье, вокруг нее всегда были итальянцы.

Тем не менее за Италию она играла только до 2021-го. Три года назад она выбрала российский триколор. Точных причин Людмила так и не называет, но, видимо, причина действительно в крепкой ментальной связи с Россией. Хоть она и жила в Италии, семья, а прежде всего ее мама, воспитывала девушку в традиции русской культуры. Она отлично изъясняется на русском, много пишет, читает отечественную классику.

Даже после смены флага тренировочная база у нее в Европе. Так что в Москву или Санкт-Петербург — только раз в год на большой турнир. Самсонова считает, что в нашей стране пока что нет всех нужных условий для полноценного развития в теннисе, и скорее всего, она и вовсе отказалась бы от идеи стать теннисисткой, оставшись с семьей в Оленегорске или другом российском городе.

«Думаю, занялась бы фигурными катанием, потому что очень люблю танцевать», — говорила Самсонова в одном из интервью. В принципе, и в теннис она попала почти что случайно. Отец на удивление несильно давил на нее, только лишь привел в шесть лет на корт познакомить с игрой.

Почти во всех странах есть клубные лиги по бадминтону

— Я так понимаю, у вас сейчас проходит активная фаза подготовки к Олимпиаде. Вы на тренировочных сборах?

— Конкретно сейчас тренируюсь я в Казани. Точнее — в Болгаре, это город в 150 километрах от Казани, древняя столица Татарстана. Красивый старый город на Волге, здесь хорошо.

— Сборы в Болгаре — это разовая акция или уже традиция?

— У нас здесь летом ежегодные сборы. Не обязательно в Болгаре, еще в Рыбной Слободе занимаемся, в Тетюшах, в Аксубаево. Конкретно в Болгар я приезжаю на сборы второй раз. Очень круто тренироваться и одновременно иметь возможность посмотреть на что-то красивое.

— Слышал, что у вас дальше по планам должны быть матчи в Дании. Что это за турнир?

— Я еду не на короткий турнир, а выступать за свой клуб в датской лиге. Клубные лиги есть практически в каждой стране, где развит бадминтон. Я играла ранее во Франции и в Швейцарии еще, ну и в России, последние два года играю за клуб из Дании. Могу сказать, что датская лига — самая тяжелая и престижная из европейских, ну это и неудивительно, учитывая, что Дания на мировом уровне в бадминтоне держится очень высоко.

Очень удобно выстроены матчи в календаре, они обычно приходятся на те числа, когда нет международных соревнований, и игрокам ничего не стоит приехать и сыграть за клуб. Во Франции, например, матчи выпадают на выходные, когда на международных турнирах обычно финалы / полуфиналы, поэтому было тяжело подстраивать график. С датскими командами таких проблем нет, потому что у них все силы направлены на профессиональное развитие бадминтона.

— Дания — единственная сила в Европе, близкая по уровню к Азии?

— Точно одна из самых близких, хотя есть еще неплохой микст из Франции, у немцев тоже есть хорошие игроки, болгарская женская пара, и не стоит забывать о наших: наш микст и мужская пара — чемпионы Европы. Просто у датчан стабильнее результаты, во всех разрядах есть самобытные, сильные игроки, и на их место могут прийти такие же. Это здорово, и это то, чего так не хватает нашим, — резерва.

Теперь со стероидами

Во многих фильмах о спорте после точки, когда напряжение сгущается до максимума, есть духоподъемные моменты. Герой обретает наставника, начинает бегать с удвоенной скоростью и ломать кирпичи голыми руками. Помните слова Швацера о завершении карьеры? Так вот, в 2021-м он нашел нового тренера и начал готовиться к Олимпиаде в Рио.

Причем с этого момента дело приобретает по-настоящему детективный оборот. Новым тренером Алекса стал Сандро Донати, достойный отдельного разговора. Он известен как непримиримый борец с допингом как внутри Италии, так и за рубежом — в легкой атлетике, футболе, велоспорте.

В 1980-х Донати работал в национальной сборной тренером спринтерской группы, затем в национальном олимпийском комитете. Написал несколько книг о допинге, раздавал сенсационные интервью с обличениями, заработав себе соответствующую репутацию. Помогал, к примеру, разоблачить Лэнса Армстронга.

И вот именно этот человек берется подготовить Швацера к Играм — само по себе звучит как завязка триллера. Говорят, что Донати поставил ходоку жесткое условие: никакого допинга в любом виде. Итальянская пресса писала, что за 15 месяцев спортсмен сдал 42 теста, все они были отрицательными.

Но в итоге лондонская история повторилась. Незадолго до старта Игр Швацера поймали. Причем для этого была повторно протестирована старая проба от января 2021-го, в которой нашли следы стероидов. Атлет пошел в CAS, проиграл и в августе того же года получил новую, восьмилетнюю дисквалификацию.

Узнала о призовых суперфинала уже после турнира

— В этом сезоне вы были в финале мирового тура. Насколько я понял, впервые в истории до такой высокой стадии добралась россиянка в женском одиночном разряде. Насколько это серьезное достижение?

— Действительно, я попала в финал впервые как сама, так и вообще в истории нашего бадминтона это случилось впервые в женской одиночке. Но скажем честно: если бы не пандемия и связанные с ней сложности, отмены и переносы, вряд ли я смогла бы сыграть так удачно. Тем не менее я неплохо провела несколько турниров и честно завоевала свое место в финале.

— Призовой фонд турнира категории Super — один миллион долларов. Вы получили самые большие призовые в карьере?

— Я даже не знала, что у меня есть шанс попасть в финал, а потом для меня еще и стало открытием, что на этом турнире есть призовой фонд. Я почему-то всегда была уверена, что суперфинал — это нечто вроде чемпионата мира, куда просто попадает восьмерка сильнейших, и это просто само по себе очень круто и престижно.

Ни о каких деньгах я не думала, пока мне друзья глаза не открыли. И да, уже после турнира я узнала, сколько заработала. Деньги, надо сказать, очень кстати пришлись, потому что я сейчас строю дом в Казани, а это непросто и финансово очень и очень тяжело. Так что спасибо судьбе, помогла.

— Не скучаете по конкуренции внутри страны? Чемпионат России вы обычно выигрываете уверенно.

— Я уже говорила про уровень нашей сборной, он на самом деле неплохой. Много есть хороших молодых ребят, которым осталось дать дорогу в большой спорт. Что касается моих выступлений на чемпионате России, то иногда кажется, что все спокойно, проблем не будет.

Но когда начинаю играть, то по ходу турнира становится скучно, и я начинаю вытворять всякую ерунду, играю с кем-нибудь в три партии или сильно расслабляюсь. Создаю людям шоу, можно сказать, держу всех в напряжении. Понимаю, что так нельзя, поэтому последние годы стараюсь и Кубок, и чемпионат России воспринимать как тренировочный цикл, устраиваю себе полноценные тренировки, иногда даже встаю второй разряд играть, чтобы себя не распускать. То есть, помимо одиночки, например, микст сыграть.

— Татарстан сейчас лидер в российском бадминтоне? В республике построили отдельный большой центр бадминтона, пригласили много спортсменов и тренеров, из Челябинска так и вовсе целый эшелон.

— Однозначно нельзя сказать, что Татарстан — безусловный лидер. Москва, Московская область, Татарстан, уфимские бадминтонисты, Нижний — во всех этих регионах очень много хороших игроков. Скорее, за последние пять лет Татарстан очень сильно вырос в профессиональном бадминтоне, и двигается все только вперед, это правда.